Однажды летом

В этот июльский на улице стояла настоящая жара. Такая погода бывает, наверное, только на юге. Я устало брел по пылающему асфальту и не сразу заметил впереди идущая девушку. Она ловко подвязывала густую копну волос в пучок на затылке, оголяя длинную шею с белым следом от купальника. Капля пота медленно катится от корней волос, направляясь под футболку. На мгновение она останавливается, но всё же потом с продолжает движение уже с новой силой.  Девушка вытирает пальцами влажную шею, почувствовав каплю. Мы почти поравнялись, но она сворачивает в киоск с мороженым. Мне стало интересно, какой вкус она выберет. Я остановился следом за ней. «Шарик клубничного, а второй – шоколадный», — тонким голосом проговорила девушка. Продавец ледяной ложкой выложил мороженое в хрустящий рожок. Не выдержав разницы температуры, оно сразу же начало таить. Девушка ухитрилась ловко слизать верхний слой, но всё же испачкала боковую сторону ладони. Она посмотрела по сторонам и взглядом наткнулась на фонтанчик для питья. Одной рукой прижимая кран указательным пальцем, а второй отчаянно удерживая падающее мороженое, девушка подносит губы к струе и делает глоток. Как раз в эту секунду шарик клубничного, а второй – шоколадный сочно падают на ее легкое белое платье.

Реклама

Сказка на ночь

В одной далекой и совершенно реальной стране все дома были разных цветов. Сложно представить, но это могут подтвердить свидетели, когда-никогда пролетающие над городком на своих дирижаблях. Поговаривают, они даже давали показания, что кто-то на земле собственноручно раскрашивал каждый дом гуашью! Кварталы различали по цветам. Справа от колодца, например, притаились только синие хижины. Причем стены были не однотонными, как можно себе представить, а со вылеплены сверкающей мозаикой всех оттенков: от небесно-голубого до лазурного. Идея смастерить такой дом пришла хозяину как раз во время дождя. Он и его жена лежали на мокрой лужайке, глядя на падающие с неба капли. А потом они наблюдали над собой прекрасную синеву, какую можно увидеть только после летнего дождя. Уже на следующий день хозяйка нарисовала дом, и её муж спустя какое-то время его построил. Говорят, у всех домов на этой улице есть своя сокровенная история. Местные жители подолгу рассказывают ее интересующимся зевакам, каждый раз с новыми невероятными подробностями. А желающих послушать тут пруд-пруди, даже не сомневайтесь! Не каждый е день гуляешь по городу, раскрашенному настоящей гуашью.

Справляясь с меланхолией

У каждого своё «плохо». Для меня, к примеру, это время хандры. Я жалею себя, обдумываю-передумываю всё ужасное, что есть в жизни, преувеличивая во сто крат. А потом (обычно под меланхоличную музыку) начинаю рыдать, не останавливаясь часа два. В такие моменты помогает расслабиться прогулка. Я иду на свидание с городом. Мы прислушиваемся друг к другу, ищем новые интересные места. Часто наша встреча сопровождается посещением картинной галереи, кино или уютной кофейни. Я и мой город – вот и вся компания. Когда нет музыки – я слушаю шум улиц и пение птичек. Что может быть лучше? Лучше может быть только творчество. Люблю читать стихи, сидя на стуле и поджав ноги под себя. Я часто читаю для вслух – пробую строчки на вкус. А сполна насладившись избранным библиотеки, задумываюсь еще на какое-то время. На пике своих горестей, заметив краем глаза альбом для стихотворений, я начинаю выписывать всё, что приходит в голову. Долго исправляю, перечёркиваю, ищу подходящую рифму. Всё это под музыку любимого композитора. Без него я никак. Без него я никто. Потом смотрю, что вышло. Читаю молча. Читаю вслух. Несу в народ. Доношу до себя еще раз. И так по кругу до новой меланхоличной дымки в воздухе.

Моя тайная комната

Когда всё надоедает, и даже милые сердцу люди не могут это исправить, я иду в свое сокровенное место. О нем практически никто не знает. От этого мой секрет становится еще таинственней. Если выхожу из дому, то иду прямо, не сворачивая. За мной остается зеленая будка с богатой историей и маленькая скамейка, которая всегда меня очень трогала. Часто на ней сидит пожилой дедушка. Просто сидит и смотрит на дорогу. Может, он кого-то ждет? Я иду дальше мимо высокого забора, обвитого цветами. За ним часто сидит большой пес и гавкает так, что я каждый раз подпрыгиваю. Справа вижу свою музыкальную школу. Я ее так не любила в детстве, но как же она мне нравится сейчас! Впереди развилка. Есть два варианта прохода в мое место, каждый из которых я использую по настроению. Скажу только, что в том, который ближе к дому, живет котенок. Я часто с ним сижу на лавочке, не доходя до пункта назначения. Сначала мы просто делим скамейку, а потом он мостится ко мне на колени и сворачивается клубочком. Как ни странно, но чаще я пользуюсь другим входом. Хоть и люблю такие посиделки. Второй путь запомнился мне грустной жизненной историей одного дворового мальчишки. Однажды со мной случайно оказались два мальчика-оборванца, которые и поделились историями о своих жизнях. Один из них жил в доме рядом с качелей. Собственно, мое место – это старая качеля в старом и неприметном, но таком живописном дворике. Когда я подхожу к ней, часто смотрю на этот дом и вспоминаю рассказы моего нового приятеля. Бывает, я беру с собой сладости и кушаю их, раскачиваясь с ветерком. Когда я сажусь и начинаю кататься, мой взгляд упирается в боковую стену дома напротив. Там есть пару окон, а остальные три отверстия для них замурованы. Каждый раз сидя там, я придумываю, что же могло послужить причиной их уничтожения. Еще в своем дворе я часто слушаю музыку в наушниках. Странно, но почему-то почти практически сразу мой телефон разряжается. Я считаю, что это Вселенная настоятельно рекомендует мне полностью отдаться мыслям и насладиться тишиной. Время от времени это действительно необходимо. Когда чувствую, что уже готова, медленно встаю, еще раз осматриваю свою любимую площадку, как бы прощаясь, и иду в сторону дома. Я всегда ощущаю себя в тонусе после таких вылазок. В мире много абсолютно ненужной суеты, поэтому нельзя пренебрегать подобными традициями, ведь кто тебе ближе тебя самой?

Искать чудеса

Вокруг столько прекрасного! А вы замечаете? Хотя бы разок поднимите пожелтевший осенний листок: какой у него интересный окрас. Природа — волшебница. Я учусь находить плюсы даже в вечно пасмурном венском небе. Пускай оно хмурится, но зато как красиво! Сегодня хотела нарисовать то, что видела, но увы талант прошел (пробежал) мимо меня. Даже когда в порыве вдохновения я хватаю краски и кисть, творю, так сказать, забыв обо всём, потом понимаю, что просто смешала все цвета из палитры. Но зато это, как по мне, здорово расслабляет. Моя любимая Вера Полозкова пишет: «Знаешь, если искать врага — обретаешь его в любом.» Так и в жизни — на что нацелен, то и замечаешь. Будьте в поисках чего-то чудного!

Любить себя?

Я никогда не отрицала, что люблю себя. Если бы за каждый раз, когда меня называли эгоисткой, я получала евро, то вы понимаете, ездила бы уже точно не на метро. Я не обижаюсь, а считаю, что здоровый эгоизм – это правильно. Часто меня до глубины души поражает, насколько многие девушки себя недооценивают. Я всегда считала, что каждая из нас — принцесса. С детства так приучили родители, в основном благодаря которым и сложилось такое отношение к себе, в частности, и к женскому полу в общем. Но семья априори любит своего ребёнка, каким бы он ни был. А мужчина… Это уже другое. Он любит по-новому, по-взрослому. И вот такого парня, которого судьба подарила мне, я желаю каждой девочке, девушке и женщине. Каждый раз, когда выхожу на улицу, чувствую себя прекрасной, самой лучшей и желанной. Правильно говорил самый завидный муж современности: «Женщина — это отражение мужчины. Если любить её до безумства, она станет им.» И сейчас, смотря в зеркало и оставаясь довольной собой, я мысленно повторяю ему три заветных слова.

В тонкие пряди вплетаю цветы

В тонкие пряди вплетаю цветы,
а над Невой сейчас разводят мосты.
Все, кто смотрел на меня – всё равно не ты,
даже если глаза закрыть, сокровенно считая минуты,
им и во сне не достичь твоей нескончаемой высоты.
Я тут уже, если честно, подохнуть готова со скуки.

Медленно подвожу нижнее веко,
вспоминаю о том, как ты смотришь всегда свирепо.
В заднем дырявом кармане нащупываю монету,
ту которой нам не хватило с тобой на трамвай.
Обещай, что приедешь и вернешь мне мой май.
И меня там, пожалуйста, ну пожалуйста, не забывай.

Шепот пронизывает до нитки.
Я не помню уже даже скрипа твоей калитки,
но, проснувшись вчера, услышала громкий лай вашей Лидки,
взяла очень горького шоколада две плитки,
открыла альбом и, рассмотрев все прошлого пережитки,
вылила на него ну ужасно несладкий чай.

Мы с котом тут читаем твое корявое: «Не скучай».
Я отвечаю: «Кроме себя кого-нибудь замечай».
В мыслях молю: «Боже, пусть подвернется удобный случай!»
Если тебе угодно – мучай меня сколько хочешь, мучай.
Только скорей приезжай и верни мне, верни же обратно мой май.

Когда я с тобой – получается брать даже высокие ноты

Когда я с тобой – получается брать даже высокие ноты
и вот тогда до конца постигаю все мира красоты.
На комплименты реакцией может быть только: «Ну, что ты»,
хотя в то же время внутри ощущаю кометы полёты,
и на какой-то сто первый ненужный план улетели заботы.

Мне бы почаще встречать тебя, даже вот если на час.
и забывать всё на свете, а помнить только о нас,
не убегай, настоящее – оно здесь и сейчас.
Мама твердит мне об этом в который из раз,
я из любой преобычной, банальной истории сочиняю рассказ.

Как ни странно, но в нем о тебе ни строчки,
я держу в голове все свои паршивые заморочки,
на бумагу ссыпаю их разве что изредка, через три точки,
тонкими пальцами одновременно зажав свои обе ушные мочки.
А когда нервничаю – перебираю спичечные коробочки.

Может, однажды осмелюсь зажечь одну…
И все проблемы мгновенно, но ярко пойдут ко дну.