Де шукати світло?

У важкі моменти життя або ж просто, коли на вулиці мрячно й похмуро, дуже хочеться світла. Але де його знайти, якщо сонце та щастя сховались за дощовими хмарами? Іноді досить підняти очі, озирнутися навколо себе. Неньчина посмішка теплим промінням торкається моєї щоки. А ось чашка чаю, що його заварила бабуня. Вдивляюся, і здається, ніби у цій посудині вмістився мир та спокій усього світу. «Адже з любов’ю», — каже старенька. Потім крокую вулицею, зупиняючи погляд на маленькій крамниці на розі мого будинку. Її прикрасили різдвяними ліхтариками. Я зупиняюся та довго розглядаю кожний вогник. Наче зорі з неба. Чарівні згусточки сяйва. Стою і розумію, що світло — воно усюди. Часом треба тільки трохи пошукати. Але яка ж то радість, коли вже знаходиш!

Подсмотреть счастье

Заметила, что люди стесняются смотреть на чужое счастье. Сразу опускают глаза. Я сама такая. Кажется, будто подглядываешь в чей-то отдельный мирок. А тебя не звали, ты не отсюда. Почему с горем и ссорами дела обстоят иначе? Стыдно становится за тех, кто ссорится. И смотреть можно спокойно. С чем это связано? Счастье сокровенней? Но с друзьями скорее хочется делиться хорошим, нежели «выносить сор из избы». Парадокс.

О Москве

«Сколько здесь звёзд!» — так в Москве воскликнут точно не про ночное небо. Как я не старалась, кроме маячков на бесконечно пролетающих самолетах, ничего так и не увидела. Хотя смотрела часто. И подолгу. Подруга однажды сказала мне: «Если грустно или одиноко — взгляни на звездное небо и вспомни, что ты не одна — столько огоньков над тобой!» Но в городе, где живет почти 12 миллионов человек, я чувствовала себя абсолютно одинокой. По иронии судьбы иллюминации в столице как раз не счесть! Я засыпала как при белых ночах. Часто казалось, что еще только сумерки за окном. Не мой это город. Когда приземлились в Одессе, сердце запело. Весь вечер гуляла и смотрела вверх. В гостях хорошо, а дома «небо, небо і зірки…»*

* из стихотворения Лины Костенко «Мати»

Вторая любовная история

Моя холодная рука стремительно выскальзывала из его, но он всё же успел ухватиться за самые кончики пальцев. «Как за соломинку», — сразу подумала я. В то же время я медленно ускользала из его жизни. Чувствовала, что начинаю рассеиваться, как густой туман, совсем скоро и вовсе выпаду из крепких объятий. В остальном, кроме рук, он не то чтобы очень держался за меня. Не хватался из последних сил. «Как за соломинку», — наверняка подумал бы он. Холодный ветер обжигал щеки, пробирался даже под полы зимнего пальто и начинал замораживать сердце. Или сердца. Предупреждаю: опасно подолгу гулять зимой, если только не носишь в себе горячее чувство.